^Наверх
Get Adobe Flash player

Православный календарь

Православные новости

 

НАША КРОВАВАЯ КНИГА  

Если  бы  кто-то  из  живущих  вздумал  написать  книгу обо всех убиенных младенцах, не хватило бы места на ее страницах  —  так  много  жертв  приносим  мы торжествующему  врагу  рода  человеческого.  Такая  книга есть  —  на  небесах,  и  все  ее  листы  —  как  обнаженные раны,  каждая  строчка  истекает  кровью.  Наша  Кровавая книга... 

Вот  лишь  несколько  строчек  —  несколько  историй. Что-то было со мной, что-то услышано от других. 

Аборт

— У  моей  дочери  уже  было  трое  детей,  и  вот  она забеременела  четвертым.  Что  делать?  Плодить  нищету? 

Решили с мужем, что хватит им и троих детей. Этих бы воспитать как следует, дать им все необходимое. Сделала она аборт. А через неделю ее муж поехал на рыбалку  и  не  вернулся.  Погиб...  Убийц  так и  не  нашли. Осталась  она  с  тремя  малыми  на  руках.  Вот  уж  вдоволь хлебнула и горя, и нужды... 

Аборт

У  Наташи  двое  детей.  Старший  сын  уже  взрослый, учится  в  институте.  Очень  хороший,  добрый  юноша.  А младший...  Нет,  он очень  умен,  отлично  учится,  никогда не  обижает  животных.  Но  детей,  особенно  маленьких, просто ненавидит. Еще трехлетним малышом он кричал, распаляясь злобой: 

—  Я  убью  его!  Зарежу!  Разорву  на  кусочки!  Я  ему голову разобью!.. 

Отец  и  мать  —  оба  с  высшим  образованием,  очень интеллигентные люди. Все учат его добру, все стараются обуздать  кипящую  в  нем  ярость.  Но  единственное,  чего смогли  добиться,  —  это  чисто  внешнее  укрощение страсти. Тяжелый, жестокий взгляд, клокочущий в самом сердце ребенка гнев — с этим ничего не могут поделать. 

—  Это мне Божья кара за мой грех, — говорит Наташа. 

Она забеременела вторым младенцем, когда старшему было  четыре  года.  Рожать?  Но  так  не  хотелось  опять надолго  оставлять  работу,  всецело  погружаться  в докучливый  быт.  Муж  сказал  ей  сразу:  решай  сама, хочешь — рожай, не хочешь — твое дело. Обе матери — ее  мама  и  свекровь  —  в  один  голос  заявили:  на  нас  не рассчитывай, помочь материально, игрушками и одежкой, — поможем, но сидеть с малышом не будем. Самим еще работать да работать... 

В  ночь  перед  операцией  Наташе  привиделось:  к  ее кровати подходит Женщина, вся в черном, и протягивает ей дитя: 

—  Наташа, возьми! 

Та отвернулась: не надо... Женщина настаивала: 

—  Наташа, ты погляди, какая девочка — хорошенькая, беленькая, вся в тебя. Возьми ее, Наташа! 

Но  она  и  слышать  не  хотела  о  ребенке.  Утром подивилась странному сну и отмахнулась: нет уж, решила сделать,  теперь  нечего  раздумывать.  Отказаться  бы,  — стучало  в  глубине  сердца,  —  пока  не  поздно...  да  нет, стыдно!..  Все  анализы  сданы,  в  больницу  кладут  по знакомству... 

И операция прошла на редкость удачно, безболезненно. Только вдруг, ни с того ни с сего, накатила такая истерика — Наташа забилась в рыданиях. А ночью вновь увидела Ту Женщину в черном и теперь уже сама побежала за ней: 

— Дай мне доченьку! 

— У Меня ее нет, — ответила Женщина. 

—  Дай мне, дай мою доченьку! — плача, продолжала молить  Наташа.  И  бежала  вслед  за  удаляющейся Женщиной: 

—  Дай хоть взглянуть на нее!  

—  Ищи ее в мусоре, — услышала в ответ. 

Аборт

—  Первый  аборт  я  делала  не  в  больнице  —  стыдно было признаваться в своем блуде. С мужем я разошлась. А тут  любовь...  Уже  и  младенца  во  мне  не  было,  но чувствовала  себя  я  все  хуже  и  хуже.  Что-то  сжигало изнутри,  и  кровотечение  не  прекращалось.  Пришла  к подруге:  что  мне  делать  —  погибаю!  Целый  день  мы ходили по ее знакомым, и все без толку. А вечером, уже у нее  дома,  произошло  ужасное.  Кровь  хлынула неудержимым потоком. Все, конец? Подруга бросилась к телефону. На мое счастье, «скорая» примчалась тут же, и ехать  было  недалеко.  Спасли...  А  назвалась  я  не  своей фамилией:  точнее,  подруга  при  вызове  сказала,  что  я — Трегубо-ва из города Горького. 

Прошли  годы.  Я  вышла  вторично  замуж.  Родились дети... 

Этот  брак  не  принес  мне  счастья.  Многое  пришлось пережить. Но самым жестоким ударом была измена мужа. Моя разлучница — Трегубова, а сына ее зовут так же, как и  несостоявшегося  отца  трех  моих  нерожденных младенцев. 

Аборт

—  Как-то ночью я увидела себя над какой-то мрачной ямой,  а  оттуда  слышались  жалобные  крики:  —  Мама, мамочка!.. 

И  вот  я  уже  стою  среди  каких-то  детишек,  одетых  в лохмотья. Они обступили меня, хватают за руки, тянут к себе и все приговаривают: — Мама, мамочка! 

Мне  страшно  смотреть  в  их  пустые  глаза,  жутко  от холодных прикосновений. И не вырваться, не уйти от них. Старшая девочка радуется: 

— Теперь ты никуда не уйдешь, останешься с нами. Я кричу: 

— Пустите меня, мне надо идти. Меня дети ждут! 

— Дети? А мы что — не дети? Мама, почему ты нас бросила? 

Так я и проснулась под их неутешный плач... 

Аборт

— Не  думала,  что  столько  радости  может  принести сон. Мне привиделось, будто я в каком-то обыкновенном доме, где много — восемь или десять — маленьких детей. Красивых,  чистеньких,  беленьких...  Со  мной  еще  одна женщина. 

Вдруг  в  дверь  стучат,  и  вторая  женщина  спрашивает, кто  там  и  что  нужно.  За  дверью  стоят  незнакомые мужчины, и один из них — аккуратно одетый, приличного вида — говорит: 

— Здесь  два  моих  сына.  Откройте,  я  заберу  их. 

Женщина  готова  открыть  дверь,  но  я  в  ужасе  останавливаю ее: 

— Это же охотник за детскими органами! Не отдавай детей, он лжет! 

Тот  настойчиво  требует,  чтобы  ему  отдали  двух мальчиков  (почему-то  ему  нужны  именно  два  малыша, примерно двухлетние; он называет их имена и фамилию, говорит,  что  его  прислала  за  ними  жена).  Пока  идут переговоры, я закрываю мальчиков в шкаф, но, понимая, как  ненадежно  это  укрытие,  осторожно  выбираюсь  с малышами  через  окно.  И  бегу,  несу  их  обоих,  крепко прижимая  к  себе,  и  не  чувствую  тяжести  —  такие  они легонькие, невесомые так ласково и доверчиво прильнули ко мне. Бегу, радуясь тому, что удалось спасти детишек. Ведь  остальные-то  дети  в  доме  торговцу  органами  не нужны... 

Просыпаюсь совершенно счастливая, словно это наяву мне удалось спасти малышей. Господи, неужели хотя бы двоих отмолила?.. 

Ольга Ларькина

Аборт

      Яндекс.Метрика